Яндекс.Метрика
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU

Преподобная Серафима Чудотворица Мичуринская

 

Посмертные явления приснопамятной Мичуринской старицы Серафимы, исцеления и чудеса

 

Духовник Тамбовской епархии, протоиерей Николай Засыпкин от лица всех духовных чад старицы свидетельствует: «После блаженной кончины матушки все, кто знал ее, осиротели в прямом смысле этого слова. И только обещание матушки, что она и после смерти не забудет нас, если мы будем к ней обращаться, вселяет в сердца надежду, что это так и есть. Многочисленные чудеса, совершаемые на ее могилке после усердной молитвы, подтверждают это».

 

Матушкина послушница Е. вспоминает:

«Сразу после смерти матушки (в 1966 году) ее дочь Ольга, часто приходившая на могилку, стала замечать, что вокруг, не решаясь подойти, ходил какой-то мужчина. Однажды, увидев ее, он не выдержал, подошел и резко спросил: «Ну, чего ты тут сидишь? Кто она тебе?» «Это моя мать, - ответила Ольга, - а вот ты что тут делаешь?» Смягчившись, мужчина рассказал, что, приходя на матушкину могилку, он исцелился от сильных головных болей, а теперь ходит сюда, чтобы исцелились его больные ноги».

Сам же отец Николай описывает следующий случай:

«4 октября 1967 года, накануне первой годовщины со дня кончины матушки Серафимы, мы поехали с супругой в Мичуринск. Побывали на вечернем Богослужении в кладбищенском Скорбященском храме, на могилке у матушки, где протоиерей Георгий Плужников (ныне покойный) совершил панихиду, поклонились могилке, приложились к кресту, ну а потом - в келью к матушке, где также была совершена панихида, затем поминальная трапеза и непрерывное чтение Псалтири. Утром пошел сильный дождь. Постояв на литургии в Скорбященском храме, помолившись на могилке матушки, пошли на автовокзал (рядом с кладбищем), чтобы взять билеты на автобус. И тут объявили, что все рейсы по грунтовым дорогам отменяются в связи с бездорожьем. До Шехмани, куда нам нужно было ехать, дорога тогда тоже была без твердого покрытия. И все-таки я подошел к кассе и попросил два билета. Билеты мне кассир выдала, не сказав ни слова. Объявили посадку на наш автобус, мы пошли на посадку, и оказалось, что пассажиров только двое - я и моя супруга. Автобус вышел в рейс по расписанию, и, таким образом, мы с женой благополучно доехали до дома. Всю дорогу волновались, что автобус забуксует, и шофер вернется назад. Но, по молитвам матушки, этого не случилось, и мы прибыли домой почти по расписанию. Это было явным чудом - всего двух пассажиров везли по бездорожью за 50 километров».

Но просят матушку о помощи и те, кто лично не знал ее во время ее земной жизни, тропа к могиле старицы Серафимы не зарастает, и многие, приходя сюда, получают по ее молитвам благодатную помощь и исцеление.

 

По благословению епископа Тамбовского и Мичуринского Феодосия в 2004 году была создана комиссия по канонизации подвижницы, а при храме в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» города Мичуринска, в котором любила молиться матушка и рядом с которым без малого сорок лет покоятся ее честные останки, продолжается сбор свидетельств о чудесах и исцелениях по молитвам старицы, начатый еще по благословению покойного архиепископа Евгения.

 

Вот некоторые из них.

Уроженка Мичуринска, находясь в сложных житейских обстоятельствах, решила поехать в Санкт-Петербург на могилку особо чтимой ею блаженной Ксении. Накануне отъезда во сне ей явилась сама Блаженная и обратилась к девушке со словами: «Тебе не надо ехать так далеко. Разыщи у себя в городе могилу схимонахини Серафимы и по молитвам ее получишь от Бога милость». Сразу после посещения могилки матушки Серафимы сложная жизненная ситуация молодой богомолки благополучно разрешилась.

К. рассказывает:

«Моя дочь ушибла ногу. От удара образовалась шишка с куриное яйцо. Хирург сказал, что ничего не надо делать. Два года шишка не проходила и тогда моя жена, по совету знакомой, пошла на могилку к матушке Серафиме. Два месяца мы заказывали по ней панихиды, брали песок с ее могилки и прикладывали к больному месту. Наконец, из шишки вытекла черная жидкость, и дочка поправилась».

Как-то Н.А. зашла к матушке на могилку, приложилась к кресту, постояла. Там была женщина и еще люди. Женщина заговорила: «Приходите на могилку, обязательно получите помощь от матушки». Я извинилась и спросила: «Вы, наверное, часто тут бываете? Что-нибудь знаете о матушке?». Она стала рассказывать: «Я всегда хожу в храм в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость», рядом с которым находится могилка матушки Серафимы. Однажды я увидела чудесный сон: Скорбященская церковь без купола, а я вместе с матушкой нахожусь наверху, как бы на крыше. В церкви шла служба, оттуда доносилось пение, и чувствовалась неописуемая благодать. Матушка спросила: «Хочешь туда?» Я ответила утвердительно и уже без страха решилась шагнуть вниз, но она удержала меня. И тут я вижу, как вниз шагнула моя маленькая внучка и я пробудилась. Через некоторое время девочка заболела и умерла и я поняла, что перед ее смертью получила от Господа и Богородицы молитвами Их угодницы и избранницы через этот чудесный сон утешение.

Л.В. рассказывает следующее:

«На могилку к матушке зашли две женщины, приехавшие из Тамбова. Одна из них была дочерью священника. Подходя к могилке, они уже издалека увидели небольшой столбик огня, который можно было принять за огонь большой свечи. Когда подошли ближе, то свечи не оказалось: столбик огня исходил прямо из земли. Одна из женщин не удержалась и захотела коснуться огня рукой, но он стал невидим.

Жена внука матушки Серафимы преподавала в Мичуринском педагогическом институте. Часто, перед каким-нибудь ответственным делом на работе она просила: «Бабушка Мотя, помолись за меня», а потом неизменно приходила благодарить с букетом цветов. Матушка молилась за всех с любовью.

Уже после смерти схимонахини Серафимы, Неля пришла в ее дом на Станционной улице, но в келью войти так и не смогла. Она с удивлением говорила: «Не могу войти. Меня как током бьет. Словно кто-то мне в этом препятствует».

Позже выяснилось, что Неля увлеклась одним из модных ложных религиозных учений. После этого случая она серьезно задумалась над своим отступничеством от Православной веры».

На Рождество Иоанна Предтечи, Э.П. прочла акафист в келье у матушки (в доме на ул. Станционной) и села за стол в кухне. Мы пили чай и беседовали. При этом она сидела лицом к двери в келью и к дверям в другие комнаты. Вдруг Э.П. приподнялась со своего места и удивленно вскрикнула, указывая на дверь, ведущую в комнаты: «Там женщина в черном». Ее потрясение было вызвано тем, что в явившейся ей женщине она узнала матушку Серафиму, которую знала только по фотографии.

Г. вспоминает:

«В детстве я несколько раз видела один и тот же сон и очень ясно его запомнила. Видела я Боголюбивую церковь, а возле нее сидящую женщину, в черном. Она показывала мне рукой на храм. Когда церковь открылась для богослужений, я зашла в нее и тут в первый раз вспомнила свой сон. Только не знала кто та женщина, которая мне снилась.

Однажды, через своего знакомого я пришла в келью схимонахини Серафимы, и, взглянув на фотографию матушки, сразу узнала в ней ту, которую видела во сне.

В марте 2002 года я уехала в Никольский санаторий и очень скорбела, что перед поездкой не зашла к матушке на могилку за благословением. В санатории вижу сон: подхожу к могилке и хочу положить на нее конфеты, но вместо могилы увидела двухметровый сияющий крест. Я рассмотрела, что он был деревянный. Перед крестом прямо на верхушке появилась сначала одна икона, а потом другая. Первую я не разглядела, а вот на второй увидела преподобного Серафима Саровского. Ближе к церкви Всех Скорбящих Радость стояла красивая золоченая рака с мощами матушки. Я удивилась: «Когда это матушку успели прославить? Подошла к раке и попросила: «Матушка благослови». После чего почувствовала необычайное тепло в груди».

Священник отец С. дал В.В. фотографию матушки Серафимы в схиме. «Есть свидетельства одной девушки, что эта фотография благоухает», - сказал он.

«А как она благоухает?», - спросила В.В. «Источает аромат роз», - уточнил он.

«Уходя из дома, я прикладывалась к образу матушки, брала у нее благословение на свои дела, - рассказывает она, - не раз молитвенно просила матушку за брата, который не знал Бога.

Вдруг, брат предложил мне сходить с ним на родительскую субботу в храм. Мы побыли в церкви недолго, но и за это я не переставала благодарить матушку. Дома, когда я хотела приложиться к ее фотографии, почувствовала необыкновенный аромат роз. Это благоухал портрет старицы Серафимы.

У моих знакомых погибла дочь О. Они не хотели читать Псалтирь по усопшей и тогда я решила читать ее по ней сама, думая, что это можно каждому мирянину. По неопытности, я не взяла на это благословение священника. Ночью, во время чтение Псалтири, я почувствовала холод, шедший ко мне со спины. Потом на меня напал безотчетный страх. Появилось желание убежать из этой квартиры.

Тогда я вынула из сумки фотографию матушки Серафимы и стала просить: «Матушка, укрепи». Страх пропал, и я легла отдохнуть на диване прямо рядом с гробом. Поспала немного, а потом снова стала читать Псалтирь.

На следующий день под утро во сне мне явилась улыбающаяся О. Она благодарно кивала мне головой.

Я долго ходила по организациям, не могла трудоустроиться. В нашем городе трудно получить хорошую работу. Пошла на могилку к матушке со своей скорбью: «Матушка: что мне делать?» В этот же день решила зайти в редакцию газеты, где подрабатывала в течение года внештатником, чтобы попрощаться и рассказать, что хочу устроиться работать продавцом.

Вдруг редактор объявил, что берет меня на работу, и подготовил бумаги для принятия меня в Союз журналистов. Я, очень удивленная, согласилась. Ведь мест в редакции не было.

Два года назад я познакомилась с немцем-лютеранином, который приезжал в Мичуринск. После отъезда он стал писать мне письма о своих чувствах. Он был женатым человеком, но стремился снова приехать в Россию, чтобы увидеть меня. Я просила матушку Серафиму о помощи: чтобы немец этот больше не приезжал в Мичуринск.

Он уже готовил визу для въезда в Россию, но неожиданно поехал в Америку и прекратил переписку.

Несколько лет тому назад заболел редактор православной газеты и попросил меня временно его заместить. Настоятель Боголюбского Собора отец Анатолий меня благословил, но я очень переживала, так как считала себя недостойной по своим грехам заниматься православной газетой.

Примерно в это же время я со своей знакомой шла мимо ограды кладбища, где похоронена матушка Серафима. От кладбищенской ограды до могилки - метров сто или сто пятьдесят. Я мысленно попросила матушку меня благословить и вдруг почувствовала необыкновенное благоухание. Был вечер, темно, слева - шоссе, кругом снег, но благоухание стояло довольно сильное. Я спросила свою приятельницу, не чувствует ли она благоухания. Та ответила отрицательно. Верно, матушка так меня благословила.

Одна знакомая говорила мне, что давала на могиле матушки обет вести благочестивый образ жизни. Но когда развелась с мужем, стала встречаться с женатым человеком. Однажды, когда она пришла в келью матушки Серафимы (на улице Станционной), решила приложиться к ее фотографии. Вдруг, мысленно она услышала: «Не прикасайся, нечестивая». После этого она серьезно задумалась и раскаялась, попросила матушку о помощи, чтобы ее не преследовал этот человек. Она стала чаще ходить в храм, исповедоваться и причащаться».

У Л.Н. пятеро детей. Последняя дочка - Надя родилась недоношенной, сильно отставала в развитии. В полгода у девочки отсутствовала речь (она даже не агукала), и еще она не сидела. Врачи ставили диагноз - детский церебральный паралич, микроцефалия. «Однажды я пришла с Надей на могилку к матушке Серафиме, - вспоминает она. - Уже возле могилки девочка вдруг замерла, стала смотреть в сторону креста, не отрываясь. Я никогда не видела ее такой сосредоточенной, казалось, она видит что-то, чего не вижу я. С этого дня у ребенка взгляд стал осмысленным, она начала играть в ладушки, агукать и развивалась гораздо лучше. Это было в 1998 году, а сейчас Наде 5,5 лет и ее болезнь протекает не так тяжело, как бывает при подобном диагнозе.

Я беру ее с собой в храм. Она читает и считает».

Т.В. рассказывает:

«В 2001 году наша дочь Настя заболела: у нее образовалось уплотнение в области груди. В то время ей было четыре годика. Врачи ставили диагноз: реактивный мастит. Ежемесячно мы возили дочку в областной центр - Тамбов. Врачи наблюдали, как поведет себя опухоль. В случае необходимости ей могли сделать операцию.

Могилка матушки Серафимы находится на кладбище рядом со Скорбященской церковью, возле которой расположен автовокзал. Отправляясь в Тамбов, мы с мужем и Настей сначала заходили к матушке. Молились, просили об исцелении дочки, брали землю с могилки и прикладывали к опухоли, лекарства не давали.

С Божией помощью, святыми молитвами матушки Настя выздоровела».

В июле 2002 года, после ссоры с родителями А.К. остался без работы и, фактически, без средств к существованию. Он говорит: «Я решил пойти на могилку матушки Серафимы и просить ее заступничества. В этот же день мне предложили работу в магазине «Панда» и еще в одном месте, а через некоторое время я помирился с родителями, и все нормализовалось.

Я также просил матушку помочь мне в получении работы по специальности - фельдшером. Уже в ноябре 2002 года мне предложили должность фельдшера в локомотивном депо и это несмотря на то, что в Мичуринске есть медицинское училище, и у нас много нетрудоустроенных медиков. Уверен в том, что мне помогла матушка Серафима».

Г. свидетельствует:

«Один наш родственник сильно пил. Его знакомый посоветовал ему обратиться за помощью к матушке Серафиме, и они вместе пошли к ней на могилку. Родственник просил матушку о помощи. После чего он перестал пить и устроился на работу.

Мой муж В. был серьезно болен, и его должны были оперировать в Москве. За операцию надо было заплатить большие деньги. Я просила матушку на могилке о помощи.

По ее молитвам операция прошла успешно, мы оплатили только операцию, а за проживание с нас денег не взяли».

Н.Л. рассказывает:

«В 2000 году муж моей дочери Сергей (он военный летчик) пошел на пенсию и должен был получить сертификат (ордер на жилье). Но не тут-то было, начались трудности: целых два года были проволочки. Сергей просил предоставить ему квартиру в городе Старый Оскол, что в Белгородской области, из-за того, что там жил его родственник.

Но тот неожиданно умер, и зять был в растерянности. С просьбой помочь семье моей дочери я обратилась к матушке Серафиме, ходила к ней на могилку. Ордер на квартиру зятю наконец–то дали, а при его выдаче секретарь ошиблась: записала вместо «Белгородская область» - «город Воронеж». Она очень испугалась и даже побледнела, но зять и не думал ее ругать, и даже обрадовался. Теперь все устроилось лучшим образом, и семья дочери переехала жить в город Воронеж.

А в январе 2002 года у меня заболела нога. Рожистое воспаление никак не проходило. Я заказала панихиду на могиле у матушки и прикладывала к больному месту песочек с ее могилки, после чего получила исцеление».

М.В. с благодарностью вспоминает:

«У моего 24-летнего сына Сергея не складывалась семейная жизнь, и он приехал из Москвы в Мичуринск. Очень переживая из-за этого, он заходил после работы на могилку к матушке Серафиме, после чего успокаивался.

Однажды осенью он подобрал воробья, который не подавал признаков жизни, и решил нести его на могилку к матушке. Я ругала его, говоря: «Ты чего, с ума сошел? Разве это хорошо, дохлую птицу туда нести?» Но сын засунул воробья за пазуху и пошел. Он положил безжизненного воробья на могилку и со слезами стал просить: «Матушка, благослови, ведь это невинное существо». Вдруг птичка, которая не шевелилась, вспорхнула, едва не задев его лица. Села на ветку и громко зачирикала.

Сын благодарил матушку и всем рассказывал об этом чуде.

В 1997 году я вместе с дочкой поехала в Иоанно-Богословский монастырь. Перед поездкой дочка нечаянно упала, но этому значения не придала. А оказалось, что у нее сломана ключица и после возвращения домой ей стало плохо. Позже, дочке пришлось сделать три операции в течение полугода, чтобы восстановить ключицу. А я после поездки (через три дня) заболела желтухой, а это 27 дней больничного режима. Всю жизнь я избегала больниц и знала, что не выдержу и трех дней госпитализации, буду переживать за близких: маленького сына и инвалида-мужа - как там они без меня? Я стала молиться, и очень просила матушку Серафиму меня укрепить.

В инфекционном отделении, где я лежала, были наркоманы, но мне не мешали ни шум, ни грязь. Беспокойство ушло, и я смогла вылечиться. Эти дни я вспоминаю с удивлением, ведь я прекрасно себя чувствовала, как на настоящем курорте - у меня не было ни тени нервозности или дискомфорта.

Такое могло быть только по молитвам матушки.

В декабре 1998 года я осталась без работы, и наша семья стала терпеть нужду. Муж у меня инвалид и от него помощи не было, а младшему сыну всего три года. Как-то пошла я на автовокзал вместе с дочкой, чтобы проводить ее на автобус до села Юрловка, и на обратном пути зашла на могилку к матушке и со слезами просила помочь мне в устройстве на работу.

На следующий день я была в Троицком храме. Вдруг ко мне подошел настоятель отец Георгий и предложил продавать от храма иконы. Я стала работать в надежде, что хоть иногда батюшка даст мне из храма хлеба. Но через неделю у меня была уже хорошая выручка от продажи, и я стала получать зарплату.

В 2000 году мы с братом Виктором Д. заказали на могиле у матушки Серафимы панихиду.

Молились ей о своих нуждах и здоровье матери. Маме 65 лет и у нее очень болели ноги, распухали колени, она почти не ходила в течение двух лет. После панихиды мы взяли песочек с могилки, чтобы прикладывать к ее больным ножкам. Вскоре маме стало гораздо лучше, и она начала ходить.

Н.В. рассказывает:

«У отца В. жена родила ребенка, но молока у нее не было.

Тогда он отслужил на могиле матушки Серафимы панихиду и поставил на могилку бутылочку с молоком. И как только его матушка коснулась бутылочки, почувствовала, как у нее появилось молоко».

Т.И. свидетельствует:

«Примерно весной 2002 года я переболела гриппом. Одно ухо у меня не слышало уже давно, на второе я оглохла после болезни: не слышала звонков в дверь, телефонных звонков. Врачи сказали: «У тебя ничего нет. Патологии не наблюдается». Но я чувствовала, что слух теряю все больше и больше. Однажды, на проповеди отца Николая (настоятеля церкви Петра и Павла города Тамбова), я расслышала, что на могилке матушки Серафимы в Мичуринске исцеляются люди, и решила поехать туда вместе с больной 11-летней внучкой Аней, которую вожу на инвалидной коляске. Аня в это время начала говорить некоторые слова, но я их не слышала, видела только, как шевелятся ее губы.

На могилке матушки Серафимы я прочитала акафист «Слава Богу за все», а потом упала на колени и заплакала: «Матушка помоги мне, как же я буду ходить за Аней, ведь я ничего не слышу. Помоги мне во имя всего святого, молись обо мне». Потом я взяла ватку, приложила ее к могилке, на ней осталась земличка и песочек, а потом вложила ватку в ухо, и ко мне в этот же момент вернулся слух. Я стала слышать все звуки и то, что говорила внучка».

А Л.Х. рассказывает:

«Моя дочь Таня под Страстную седмицу видела сон: идет она по кладбищу у Скорбященской церкви, сворачивает на тропинку в сторону могилки, где много народа, - там батюшка служит панихиду. После панихиды священник ушел, а люди стали подходить по одному к матушке, чтобы попрощаться. Когда Таня подошла, то увидела, что матушка лежит в монашеской одежде поверх могилки: головой к кресту, глаза ее закрыты, но она живая. Таня подумала: «Вот бы спросить у матушки, что меня ожидает?» (она была не замужем и долго не могла устроиться на работу). И тут вижу, как матушка постепенно открывает глаза, смотрит на меня и говорит: «Глаза я для тебя открыла, спрашивай». Таня спросила: «Какая меня ждет доля?» Матушка протянула в ее сторону правую руку, а левой (жестом) показала, что все будет хорошо. Тут у Тани мелькнула мысль: «Почему же матушка не говорит, а показывает все на руках?» И вдруг мысленно услышала: «Он будет небольшого чина, но умный». После этого матушкины губы зашевелились, и она произнесла: «Купи пять свечей». Когда Таня рассказала мне сон, мы купили пять свечей, отслужили пять панихид на могилке. После этого по молитвам матушки Серафимы для Тани нашлась работа. В этой организации она познакомилась со своей будущей свекровью, а потом и с ее сыном - будущим своим мужем. Таня вышла замуж, родила ребенка.

Однажды я пришла на могилку к матушке, и увидела там состоятельную (по внешнему виду) женщину, спросившую меня: «Скажите, как мне молиться?» Я ответила: «Молитесь, как можете». Мы разговорились, женщина рассказала, что у нее есть подруга, очень почитающая матушку. У этой женщины начались несчастья, но она не переставала ходить на могилку и просить святых молитв Мичуринской старицы схимонахини Серафимы. В это же время, во сне ей приснилась добрая старица, одетая во все черное. «Я знаю, что у тебя все плохо», - сказала она, - «Но ты не скорби, ходи ко мне на могилку. Завтра положи там свое серебряное кольцо на маленькую проталинку и все у тебя будет хорошо». Когда на другой день подруга пришла на могилку, то подумала: «Какая же проталинка? Мороз минус восемнадцать градусов!», - но проталинку все же увидела и сделала так, как сказала ей во сне матушка. После этого у нее все нормализовалось.

Моя знакомая, отчаявшись, задумала наложить на себя руки. В таком состоянии, и с такими мыслями, вся в слезах, она заснула и увидела сон. Ее подводят к глубокой пропасти, и она понимает, что падение неминуемо, но вдруг, рядом появляется одетая во все черное старица, и обращается к ней: «Надя, а разве ты бесплодная?» Эти слова она повторила еще раз. После этого Надежда пробудилась и поспешила к своей дочери Елене, чтобы рассказать сон, а потом пришла ко мне. Я напомнила Наде о том, что когда-то она ходила на могилку и просила матушку исцелить ее от бесплодия, после чего у нее родились две дочери. Когда Надя увидела фотографию матушки, то подтвердила: «Да, это она являлась мне во сне». У Нади появились слезы раскаяния, и она оставила мысль о самоубийстве».

Ч. говорит:

«Мой муж В. после инсульта день и ночь смотрел телевизор, я очень опасалась ухудшения его состояния из-за отрицательного воздействия телевизора, но он меня не слушал. Я пошла на могилу к матушке Серафиме и просила ее святых молитв. Вдруг прилетела стая голубей, и птицы стали кружиться вокруг меня. Это продолжалось довольно долго и показалось мне необычным. Когда я пришла домой, то телевизор был выключен. Муж не включал его целые сутки. С этого дня он смотрит телевизор гораздо реже».

А.В. рассказывает:

«Однажды, вместе с сестрой я решил пойти на службу в Скорбященскую церковь, а перед этим мы зашли на могилку к матушке Серафиме. Помолились, попросили помощи матушки в житейских нуждах и отправились в храм. Сестра шла впереди, а мне было видение: схимонахиня Серафима пошла в храм за сестрой. Я видел ее силуэт. Когда мы вошли в церковь, и началась служба, то сестра все время спрашивала: «Ты чувствуешь, какое благоухание стоит в храме?» Но я ничего не чувствовал, только знал - матушка стоит и молится вместе с нами.

В другой раз, находясь в селе Донское, я видел, что матушка Серафима как бестелесная переместилась с улицы прямо через стену в один из домов. Я шел по улице и прошел мимо этого дома, не решившись войти в него и узнать, кто хозяин. К сожалению, дом этот уже не помню, потому что был под сильным впечатлением от увиденного».

Протоиерей Николай поведал о том, что к нему подошла женщина после того, как отслужили панихиду по матушке, и сказала: «Вот дочь говорит мне: «Мама, опять будешь хвалиться». А я не могу молчать. И хочу рассказать вот что: после травмы у меня сильно болела голова, я просила у матушки помощи, приходила к ней на могилку. И спустя некоторое время она мне приснилась. Подошла ко мне молча, улыбнулась и провела рукой от головы к спине. После этой ночи боли меня не беспокоят».

Бывшая послушница старицы Серафимы Е. говорит:

Недавно вижу сон: вхожу в храм, а в притворе большие свечи горят, стоят хоругви и гроб. Понимаю, что торжество, а какое не знаю. Тут подходит ко мне отец Макарий (покойный схиархимандрит) и, показывая на гроб, говорит: «Иди, приложись, ведь это матушка». Я приложилась, а она повернула голову: «Дунятка, ты?» Сердце мое так и зашлось от радости. Я воскликнула: «Чудеса-то какие!» А отец Макарий сказал: «И были, и будут».

В апреле 2003 года двадцатилетняя Александра К. рассказала:

«В 2000 году я обратилась за помощью к матушке Серафиме из-за того, что мой муж, Андрей, пристрастился к наркотикам. Мы с ним ходили в храм, и на могилку к матушке, молились об избавлении от этой напасти.

Я просила Бога, чтобы молитвами матушки жизнь наша изменилась в лучшую сторону. Андрея осудили на один год, и за решеткой он не принимал наркотиков. Раньше его увозили в больницу и с помощью капельницы снимали интоксикацию. Теперь он живет нормальной жизнью, у нас скоро будет ребенок.

Похожая история произошла с моей подругой и ей тоже помогла матушка Серафима. Ее муж перестал принимать наркотики».

Валентина А. утверждает, что матушка Серафима помогла ей поправить здоровье:

«Я онкологически больна уже 21 год. Лежала в онкологии областного центра, где мне делали операцию.

Постоянно заказываю по матушке панихиды, прошу молитвенно о помощи и чувствую себя хорошо».

В апреле 2003 года Нина П. сообщила следующее:

«Я очень хотела причаститься на пасхальной неделе. Но сильно болел желудок. Принимала таблетки, но ничего не помогало. Тогда я стала готовить отвар из сушеных цветочков, взятых с могилки матушки, и желудок перестал болеть. Я смогла, как положено, подготовиться и причаститься Святых Христовых Таин».

Елена Г. из Мичуринска свидетельствует:

«У меня есть фотография матушки Серафимы. Я молюсь перед ней, прошу помощи во всех своих житейских делах. В июле этого года я заметила, что фотография изменилась: одежда матушки стала как бы светлее. Рассмотрев фотографию ближе, увидела на ней капельки. Я отнесла фотографию матушки Серафимы в храм и показала ее настоятелю Боголюбского собора отцу Анатолию Солопову. И он подтвердил факт мироточения.

Весной 2003 года я зашла в келью матушки Серафимы, где в это время шла уборка. Неожиданно для себя я стала чувствовать благоухание, но никому ничего не сказала, так как усомнилась, думая, не кажется ли мне это. В келье была Лидия из Кочетовки. Она спросила, не чувствую ли я благоухания. И подтвердила, что благоухание это чувствуется в келье уже с полчаса».

Людмила Д. говорит:

«Я очень полная, хожу с трудом, и однажды поскользнулась, упала и ударилась головой. В общей сложности у меня уже было три сильнейших сотрясения мозга. После последнего случая начались дикие головные боли. Иногда казалось, что в голове кипяток. У меня и так масса всяких заболеваний, а тут еще к голове нельзя прикоснуться. От болей я не могла спать и засыпала часа в два ночи. И вот я заснула и увидела сон: на пригорке цветы и скамеечка. На ней - матушка Серафима, которой я постоянно молилась. Натруженные руки матушки лежали у нее на коленях. Я упала перед ней на колени и уткнулась головой прямо в руки с мольбою: «Матушка, помоги!»

Матушка стала гладить меня по левой больной стороне головы, а потом по спине. После этого чудесного сна боли прошли и уже не возвращались.

У меня была знакомая, ныне покойная Ивахненко Тамара Борисовна, которая болела раком. Я ей много рассказывала о матушке Серафиме, и она стала просить Бога дать ей возможность побывать на ее могилке.

Мы обсуждали то, как ей лучше это сделать. У Тамары была одна очень отечная нога, и она думала, что на нее одеть. «Носок шерстяной даже не налезет», - сокрушалась она. И вот на другое утро после нашего разговора она меня позвала, показала огромный носок и сказала: «Ты не поверишь: проснулась; а рядом один маленький носок, а другой в три раза больше».

Так Господь дал ей возможность побывать на месте упокоения матушки Серафимы. И она, хотя и не исцелилась, все равно укрепилась в вере и умерла утешенной».

Матушка Иосафа из женского Алексеевского Акатова монастыря города Воронежа (в миру Мария М.) рассказывает:

Шесть лет я не ходила из-за того, что у меня болели ноги. Эти страдания привели меня к вере, и, несколько окрепнув, я стала посещать храм, молиться. И еще я полюбила нищих, жалела и плакала, глядя на них. Была у нас в то время одна бездомная женщина с больными ногами - ее не все пускали ночевать, так как у нее на ногах сильно гноились язвы, а я не гнушалась и даже спала рядом с ней на сеновале. Бывало, скажут мне: «Как ты так можешь?» А дело все в том, что я запахи не различала: мне что духи, что керосин.

Ходила я обычно в храм в Мордово. Туда приезжали отец Виталий и отец Власий (приснопамятный схиархимандрит Макарий), и здесь была особая духовная атмосфера.

Однажды я видела Мичуринскую матушку (схимонахиню Серафиму). Она шла по храму со стороны клироса. Очень строгая и, как мне показалось, очень высокая. Покрыта она была большим платком, заколотым под подбородком, а под ним, наверное, был апостольник. Я тогда еще не знала, что есть тайные монахини. А тут догадалась, что Мичуринская матушка - монахиня. Это было незадолго до ее кончины.

Знакомые мне девчата постоянно ездили в Мичуринск к матушке, и она, бывало, к ним приезжала, но мне ничего об этом не говорили. Спросишь их: «Кто это был?» Они всегда отвечали: «Не знаем». А после матушкиной кончины дали мне фотокарточку с погребения: «Вот, гляди». Посмотрела я, а они все там. Но я на них не в обиде...

В Мордовском храме я шесть лет проработала сторожем. Бывало, даже не прикорну. Псалтирь с собой брала, но только открою: ребятишки в ограду лезут, тогда я их вразумляю: «Нельзя. Это храм». Но однажды я все же задремала и увидела сон: открываются двери храма и народ идет на службу. Я испугалась: «Как это могло случиться? Или я проспала, или замок сбили? Ключ-то только у меня». Вижу, что по левую сторону от входа в храм на паперти стоит странница вся в черном. Он спрашивает у меня: «Ты не знаешь матушку Матрону? Поищи ее». Я очень расстроенная, раздраженно ответила: «Не знаю я никакую матушку Матрону». А она подала фотокарточку и говорит: «Посмотри, может узнаешь?». Я взяла фотокарточку, посмотрела: «Это матушка Мичурин...», - не договорив, подняла на нее глаза и продолжила: «...ская». И тут же ее узнала. Я улыбнулась и она мне тоже. Я видела ее в эту минуту в одежде схимонахини.

Когда я пробудилась ото сна, то все о нем думала. По дороге домой поделилась с работавшей в храме Марией Ивановной: «Сестричка, угадай, кого я сегодня видела во сне, может мой сон имеет какое-то значение?» Рассказала ей обо всем. А она даже ногой топнула и говорит: «Сестра, ты меня удивила. Сегодня годовщина матушки. Ее ведь звали Матрона Поликарповна».

Вот так, матушка во сне открыла мне свое первое имя и то, что она в схиме».

Л.В. И. из Тамбова рассказывает:

«Я - бывшая учительница, сейчас на пенсии. От одной знакомой, которая часто бывает в Мичуринске, узнала о матушке Серафиме.

У меня очень заболела нога, я ее буквально тащила за собой и думала, что придется покупать бадик. Стала просить Божией помощи у матушки. Решила поехать в Мичуринск, к ней на могилку. Когда приехала, взяла с могилки песочек и насыпала прямо в колготки, несмотря на то, что была зима. Взяла еще песок с собой, и дома растирала им ногу. Это было в 1999 году, и с тех пор нога меня не беспокоит».

Л.И. А. рассказывает:

«Примерно в 2000 году моя сестра Светлана искала работу, но не могла найти. Ходила по организациям, но безрезультатно. В то время и я была без работы, а отец у нас инвалид, средств на существование не было.

Сестра как-то возвратилась после поисков работы и обнаружила, что все документы потеряны. Мы искали дома, но очевидно, сестра их где-то потеряла.

Я пошла на могилку матушки Серафимы и стала со слезами просить помощи. Ходила туда несколько раз, молилась, плакала.

Через две недели отец решил пойти за хлебом (обычно просил знакомых ребятишек) и стал спускаться по лестнице. На окне лестничной площадки увидел сверток, а в нем документы Светланы. Это было настоящее чудо. Вскоре сестра устроилась на работу, а через некоторое время - и я. Раньше меня брали продавцом на уличных лотках, другой работы не было. А в этот раз взяли в магазин, и все меня устраивало - и время работы, и зарплата».

Л.П. Д. рассказала следующее:

«У меня умер муж, и я не знала, как избавиться от уныния. У меня сын и дочь. Дочь сошлась с одним человеком, который меня не признавал, выгонял, если я приходила к дочери, а мне было жалко ее за то, что она очень много, прямо таки рабски, на него работала.

Однажды, когда я пришла к дочери, он меня грубо выгнал, и я ушла в слезах. Я знала о могилке матушки Серафимы, и пошла туда в большой скорби. Плакала и просила, чтобы матушка помогла. По молитвам матушки дочь его оставила. И теперь мы живем мирно».

Анастасия П. попросила матушку Серафиму о том, чтобы сбылась ее мечта: учиться музыке и петь в храме. И в тот же день к ней подошла регент Скорбященской церкви и предложила петь на клиросе.

А другая жительница Мичуринска Е.В. П. поведала такую поразительную историю:

«Со своим будущим мужем я познакомилась в ЦГЛ. Он приехал учиться в аспирантуру с Дальнего Востока. Я тоже там училась, мы познакомились. Свадьбу сыграли в Мичуринске, и на ней я узнала от свекра, что его отец (то есть дед моего мужа) - колдун и что, умирая, передал все свекру. Этому я тогда не придала значения. В Бога верила, но не знала, что на брак надо брать благословение, венчаться.

Мы жили с моими родителями. Муж носил всегда с собой карты, гадая, предсказывая будущее, это меня пугало и смущало.

Муж говорил даже, что куплю - какие туфли, одежду, рассказывал мне о моем прошлом.

Он хотел снова уехать на Дальний Восток, и звал нас с сыном, но я не соглашалась. Потом переехал от нас в общежитие, чтобы никто не мешал его учебе. За неделю до вербного воскресения мы с сыном Петей гуляли возле реки. Когда шли по перекидному мосту, муж подозвал его к самому краю моста и сказал: «Давай, будем в воде рыбок смотреть». Он наклонил сына к воде. Я испугалась и стала читать вслух «Отче наш». И тут увидела шедших по мосту двух мужчин, один из которых оказался знакомым. Муж отпустил сына, и мы вернулись домой. Я успокоилась.

На вербное воскресение мы опять пошли гулять к реке, на молодежный пляж. По воде плыли льдины, а мы сели на лавочку недалеко от реки. Муж встал и пошел к краю берега и стал звать к себе сына: «Иди сюда». На меня нашло какое-то оцепенение. В это время к лавочке подошла старушка. Она села рядом с нами, назвала меня и сына по именам, а потом обняла его со словами: «Ты, Петя, к нему не ходи, сиди здесь». Петя (ему было тогда три года) отвечал: «Но ведь папа зовет». А она тем временем стала указывать ему на кнопочки нашего магнитофона и спрашивать, какая из них для чего. Петя отвечал. Муж очень разозлился и нагрубил этой старушке. Я его слов не помню, но тогда подумала: «Как это он может с пожилым человеком так обращаться». А она на мои мысли вслух ответила: «Ничего, ничего. Я с ним справлюсь». А потом мужу: «Ничего, не с такими справлялась. Слажу». Несмотря на то, что было холодно, она была легко одета - кофта, юбка ниже колен, белая косынка, на ногах простые чулки и тапочки. Сама - худенькая, ножки и ручки тоненькие, бледная, под глазами круги. А на муже была куртка.

Потом муж сказал ей слова, значение которых я не поняла тогда: «Она не справится». «Справится, она сильная», - отвечала бабушка. «Это она-то?», - муж пренебрежительно усмехнулся. А старушка говорит ему: «Ты уезжай, а она пусть остается», - и, обращаясь ко мне и Пете, - «Вы идите, вас уже ждут. Никуда не заходите, я за вами буду смотреть».

Меня напутствовала так: «Тебе предстоит пройти трудный путь, но Господь будет тебе помогать. Думай только о хорошем, и у вас с Петей все будет хорошо». Мы пошли домой.

Вскоре муж уехал, а, уезжая, сказал: «Вас спасла местная святая». Я это запомнила.

Прошло несколько лет. Один человек из Боголюбского храма дал мне текст песнопения, сложенного о матушке Серафиме. Я его прочитала и прослезилась. Впервые я узнала об этой козловской (Мичуринск до революции именовался Козловом) святой из газеты «Мичуринская правда», там было написано об открытии часовни на ее могиле.

Пришла на могилку как к родной: «Матушка, вот я и пришла». На фотографии, приклеенной к кресту, я без труда узнала ту самую старушку, которая сидела с нами у реки 9 лет назад, в 1994 году. А ведь скончалась матушка в 1966-ом...».

Со дня блаженной кончины мичуринской старицы прошло без малого 40 лет, однако имя ее хорошо знают люди, родившиеся после ее смерти и никогда не бывавшие в Мичуринске. Не иссякают чудеса и исцеления на месте упокоения матушки, растет и ее почитание в народе. Благодарные мичуринцы проложили асфальтовую дорожку до самой матушкиной могилки, над которой с 1998 года стоит надгробная часовня, устроенная стараниями бывшего тогда благочинным храмов Мичуринского округа Тамбовской епархии протоиерея Александра Филимонова.

 

Хочется верить, что канонизация мичуринской подвижницы уже не за горами, и Господь сподобит нас с вами великой радости воспеть со всей церковной полнотой: «Преподобная мати Серафима, моли Бога о нас!»

 


* * *

 

 

Содержание:

 

© 2008-2017 Prepodobnii.org

Главная | Преподобные | Проповеди | Фотоальбом | Песнопения | Гостевая | Об авторе | Site Map